Навигация по сайтуНавигация по сайту

Гид по иммунотерапии – самом обсуждаемом методе лечения рака

Идея о том, чтобы использовать для борьбы с раком силы самого организма, волнует умы уже более века, но серьезных успехов удалось добиться лишь в последние 5-6 лет.

«Словно плотину прорвало», – говорит Дрю Пардолл, глава института иммунотерапии рака имени Блумберга-Киммела при университете Джона Хопкинса. Совершенствование технологии рождает сотни клинических испытаний по всей стране, а вместе с ними – заинтересованных пациентов, врачей и инвесторов. И все же, ученые сообщают, что сегодня иммунотерапия помогает небольшому числу пациентов. К тому же, сколько было «инновационных» технологий, которые потерпели крах, хотя поначалу казались весьма многообещающими – немудрено, что эксперты уверены, что впереди еще долгие годы упорной работы над решением всевозможных недочетов.

Здесь вы сможете узнать ответы на основные вопросы о новых технологиях в лечении рака:

Что такое иммунотерапия?

Иммунотерапия качественно отличается от традиционных методов лечения вроде химио- и радиотерапии. Те направлены против самого злокачественного образования, в то время как иммунотерапия призвана укрепить иммунную систему организма настолько, чтобы она сама справилась с опухолью.

Ввиду уникального устройства иммунной системы, пишут в некоммерческой организации Cancer Research Institute, этот вид терапии может проявить себя как грозное оружие против многих видов рака и предоставить долговременную защиту, при этом не вызывая серьезных побочных эффектов.

Какие виды иммунотерапии подают наибольшие надежды?

Наиболее многообещающими являются два подвида иммунотерапии: ингибиторы иммунных контрольных точек, которые удаляют «тормозящие элементы» из иммунной системы, благодаря которым она начинает распознавать больные клетки и уничтожать их; и технология CAR T-cell, которая делает атаку более индивидуальной.

Первая техника направлена на то, чтобы блокировать способность некоторых белков тормозить ответную реакцию организма на болезнь, чтобы он мог идентифицировать и преследовать клетки опухоли. У здорового человека эти белки нужны для того, чтобы иммунная система не была слишком агрессивна и не нанесла здоровью чрезмерного вреда. Но иногда рак распространяется и на них, тем самым подавляя иммунную реакцию на болезнь.

FDA, или управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Америки, одобрило четыре лекарственных препарата-ингибитора: Yervoy, Keytruda, Opdivo, Tecentriq. Они разрешены для лечения меланомы, лимфогранулематоз, а также рака легких, почек и мочевого пузыря. В данный момент их тестируют на других видах рака.

В прошлом году бывший президент демократической партии Джимми Картер прошел курс лечения Keytruda, подвергся операции и радиотерапии, так как у него была обнаружена запущенная меланома. В декабре он объявил, что все признаки рака исчезли.

При клеточной терапии CAR T, Т-лимфоциты (важнейшие компоненты иммунной системы) удаляются из тела пациента, генетически модифицируются в лаборатории, чтобы работать против конкретного вида рака, а затем возвращаются обратно в организм. Этот вид терапии, которому можно подвергнуться только выступив добровольцем для клинических испытаний, главным образом нацелен на лечение лейкомы и лимфомы. Скорее всего, FDA одобрит его применение в 2017-2018 году.

Из этих двух видов иммунотерапии наибольшие надежды возлагают на препараты-ингибиторы. Прежде всего, они уже разрешены к применению, а кроме того, их гораздо легче применять, чем технику CAR T-cell, которую приспосабливают для нужд каждого пациента, – объясняет бывший сотрудник National Cancer Institute, ныне ведущий испытания иммунотерапии в медицинской школе Стэндфордского университета.

Каковы последние разработки?

Одним из главных достижений методик является успех препарата Keytruda в лечении рака легких, от которого ежегодно умирает почти 160,000 американцев. В ходе международных испытаний, проводившихся с участием больных самыми распространёнными подвидами рака легких, Keytruda показал себя лучше, чем химиотерапия, на пациентах с высоким процентом белка PD-L1 в раковых клетках.

Год спустя 70% пациентов, лечившихся Keytruda, остались в живых, в то время как среди прошедших химиотерапию этот показатель составлял 54%. От ингибитора было также значительно меньше побочных эффектов. По итогам испытаний FDA закрепила за Keytruda статус первичного курса лечения для больных немелкоклеточным раком легких четвертой стадии с высоким процентом белка. Это первый случай назначения иммуномодулятора на основной курс лечения рака легких.

«Это значительный прорыв», – говорит Нил Реди, онколог Duke Cancer Institute. «Мы видим, как люди с раком на поздней стадии остаются в живых и через год, и через два, и через три после лечения».

В чем состоят главные задачи, стоящие перед иммунотерапией?

Среди главных сегодняшних забот – сбор данных пациентов, подвергшихся лечению, и превращение первых успехов в долгосрочную ремиссию. Метод CAR T-cell часто показывает высокий процент ремиссии в лечении болезней кровеносной системы, но также сопровождается значительным риском рецидива.

По всей стране ожидается целая череда испытаний комбинаций различных типов иммунотерапии: сочетания двух и более ингибиторов, ингибитора и терапии CAR T-cell, а также иммунотерапии и конвенциональных методов лечения рака (химио- и радиотерапии). Но смешение разных видов лечения может, напротив, создать угрозу здоровью.

Джилл О’Доннелл-Торми, исполнительный директор Cancer Research Institute, сообщает, что сейчас ученые стараются понять устройство опухолевой «микросреды», в которую входят клетки и некоторые другие элементы, способные подавить иммунную реакцию организма на рак. В этом году она выступила на конференции в Нью-Йорке, которая спонсировалась её институтом, Американской ассоциацией исследования рака и двумя группами из Европы.

В чем недостатки иммунотерапии?

Ускоряя процессы иммунной системы, иммунотерапия иногда наносит серьезный ущерб здоровым тканям и органам. Ученые работают над способами ограничить или даже обратить во благо потенциальную интоксикацию, однако это требует значительных усилий.

CAR T-cell отличается двумя главными зонами риска. Почти все пациенты заболевают, что сопровождается симптомами, характерными для гриппа (среди которых жар и боли), через неделю-две после курса лечения. Некоторые даже попадают в палату интенсивной терапии. Терапия может даже вызвать набухание головного мозга, которое приводит к летальному исходу.

Однако, у конвенциональных методов лечения тоже есть свои, далеко не незначительные, недостатки. Химио- и радиотерапия, применяющиеся для лечения детей с лейкемией, могут спровоцировать долговременные проблемы, такие как бесплодие, болезни сердца и вторичные раковые образования. По мнению ученых, иммунотерапия по многим показателям является менее токсичной в долгосрочной перспективе.

Иммунотерапия может обойтись дороже. К примеру, годовой курс лечения Keytruda будет стоить около $150,000. По мнению аналитиков, когда CAR T-cell будет одобрена FDA, ее цена может составить сотни долларов в год. Тем не менее, весьма велик шанс того, что страховка будет распространяться на этот тип лечения и, таким образом, частично его покроет. 

Работает ли иммунотерапия на детях?

В случае детей картина остается двоякой.

Ингибиторы только начинают подвергаться широкомасштабным испытаниям на детях, так что для того, чтобы оценить их эффективность, уйдет какое-то время. Но самые первые результаты свидетельствуют скорее в пользу того, что тут они не так действенны, как в случае взрослых. Причины этого, согласно одной из теорий, в том, что эти лекарства лучше работают, когда у рака много мутаций, что совсем не характерно для детей.

CAR T-cell терапия, напротив, повсеместно использовалась для лечения детей и хорошо себя показался против самого распространенного вида лейкомы у детей – острый лимфобластный лейкоз.

Опубликовано: 27.11.2016 в 15:11

Похожие статьи

Вперед Назад

Комментарии

Комментарии отсутствуют

Выберите себе хорошего специалиста!

Понравилось? Поделитесь с друзьями или разместите у себя:
loading...